«Элерон» сменил человека с ружьем

К 55-летию «Элерона», крупнейшего объединения страны по созданию систем безопасности для важных государственных объектов, включая атомные, «СР» вспоминает интересные факты из истории предприятия.

С момента основания предприятий и организаций ядерного оружейного комплекса в конце 1940-х годов вопрос обеспечения их безопасности решали по традиции того времени, когда главным элементом системы охраны был человек с ружьем, а основным техническим средством — амбарный замок.

Все изменилось в 1963 году, когда в Ведущем НИИ химических технологий была создана лаборатория №36 со штатом из семи человек, на которую были возложены задачи по разработке технических средств охраны. Этот день, 13 марта 1963 года, и считается днем рождения «Элерона».

НА МЕСТЕ ПШЕНИЧНОГО ПОЛЯ

Современный «Элерон» построен на месте пшеничного поля, которое принадлежало совхозу им. Ленина. Строительные работы начали в 1971 году, сразу после принятия решения о выделении земельного участка: в «Элероне» решили не ждать, пока созреет урожай. Предприятие выплатило совхозу 27 тыс. рублей в качестве компенсации за пшеницу.

ХРАНИТЕЛИ АЛМАЗОВ

Изначально круг заказчиков у «Элерона» был узким: предприятия атомной отрасли и некоторые подразделения Министерства обороны СССР. В 1967 году предприятие создало технический охранный комплекс для выставки Алмазного фонда СССР. Разработка очень понравилась министру финансов СССР, члену Политбюро Василию Гарбузову. Он заказал аналогичный комплекс для Министерства финансов. Примеру Минфина последовали и прочие ведомства, а затем и предприятия других отраслей.

СЕКРЕТНОЕ СОВЕЩАНИЕ В ПРЯМОМ ЭФИРЕ

В декабре 1969 года в отделе Минсредмаша, возглавляемом Евгением Мишиным, была создана спецгруппа, которая затем стала лабораторией «Элерона» по защите информации. Необходимость работы по этой тематике обнаружилась случайно.

Основатель «Элерона» Евгений Мишин приехал по работе в Озерск, расположился в гостинице при «Маяке». Чтобы скоротать время, решил послушать радио. Достал из чемодана радиоприемник и стал настраивать его на нужную волну. Внезапно приемник поймал передачу, которая не была похожа на обычный радиоэфир. Более того, Евгений Мишин узнал голос коллеги. Послушав трансляцию, основатель «Элерона» понял: это не что иное, как доклад о секретных работах на «Маяке». И читают этот доклад прямо сейчас на совещании отраслевого руководства в заводоуправлении предприятия.

Евгений Мишин бросился к телефону. Дозвонившись до приемной директора «Маяка», потребовал прекратить совещание и объяснил причину.

Совещание, конечно, прервали.

Расследование показало, что источником несанкционированной трансляции стал обычный звукоусилитель, стоявший в зале совещаний. После этого случая звуковую аппаратуру вынесли из всех кабинетов организаций отрасли. Можно утверждать, что атомная отрасль стала прародителем технического направления защиты информации в нашей стране. Гостехкомиссия (ныне Федеральная служба по техническому и экспортному контролю), которая начала курировать эту тематику в СССР, была создана лишь в конце 1973 года. К тому моменту Минсредмаш уже широко развернул работы по этому направлению.

ПОГРАНИЧНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

С1977 по 1987 год специалисты «Элерона» оборудовали техническими средствами охраны 14,5 тыс. км государственной границы СССР. Особенно востребованы технологии «Элерона» были на труднодоступных перевалах и ущельях, их на границе было порядка 250. На оснащение границы работали почти все предприятия Минсредмаша, о ходе работ глава атомной промышленности СССР Ефим Славский отчитывался на заседаниях правительства.

ПЕРЕЖИТЬ 1990-Е

Новая эра в истории «Элерона» началась в трудные для России 1990-е годы. До того времени он был скорее научно-исследовательским институтом с небольшим опытным производством. В 1993 году на территории «Элерона» было открыто промышленное производство датчиков охраны, что помогло предприятию выжить.

«Меня вызвали в Совет Министров и сказали: «Обстановка изменилась, теперь ты что хочешь, то и делай. Мы тебе мешать не будем, но на следующий год деньги из бюджета не выделены ни на СТУ, ни на твои предприятия. Нет в бюджете ни копейки для тебя»,— вспоминал Евгений Мишин.— Это был 1990 год. Но я не мог позволить развалиться нашему направлению. Конечно, я дорожил всем тем, что создано. Потому что нет ничего на свете лучше, чем знать, что твоя идея получила воплощение в жизнь».

В условиях усиливающегося развала промышленности руководство объединения поставило перед собой единственно правильную, как показало время, цель: во что бы то ни стало сберечь главное достояние — научно-производственный коллектив. Первая станция, которую специалисты «Элерона» оборудовали техническими средствами охраны,— Ленинградская АЭС. Затем поставили оборудование на Игналинскую АЭС, Курскую АЭС, Калининскую АЭС. Постепенно все российские атомные станции оснастили охранными системами производства «Элерона».

Текст: Константин Кобяков