Когда ПСР не икона

Повышением эффективности в «Элероне» занимались всегда. После того как предприятие влилось в ПСР-движение, эта работа стала строиться на комплексной основе.

Мы расскажем о самом успешном ПСР-проекте «Элерона» в 2016 году. Подразделение компании, научно-технический центр «Транссвязьбезопасность», занимается изготовлением и поставкой комплексов автоматизированной системы безопасности транспортировки спецгрузов (АСБТ), в основном ядерно и радиационно опасных материалов. Комплексы включают средства передвижения и связи, диспетчерские пункты.

Руководство проектом по повышению эффективности производства комплексов АСБТ взял на себя заместитель генерального директора «Элерона», директор «Транссвязьбезопасности» Юрий Давыдов. «Я сразу сказал: если мы это делаем, то это нам должно принести пользу. Не нужна ПСР ради ПСР. В любых начинаниях очень много позитивного,— говорит Юрий Давыдов.— Но меня всегда раздражает, когда из идеи делают икону, которой надо молиться, и забывают о пользе».

Чтобы получить максимальный эффект, несколько специалистов «Элерона» прошли обучение в Академии «Росатома». На предприятии ознакомились и с первоисточником — производственной системой Toyota. Чтобы знать не только интерпретацию специалистов академии, пояснил Юрий Давыдов.

«Улучшениями мы занимались всегда, но ПСР-проект позволил нам к этому делу подойти комплексно и системно»,— рассказывает наш собеседник. После анализа цепочки производства комплексов АСБТ выделили четыре направления улучшения. Первым стал выпуск конструкторской документации. Длительность процедуры удалось сократить — сразу на 27,5% выросла производительность труда проектировщиков. Для повышения эффективности в трех других направлениях — пусконаладка, проверка оборудования и аттестация комплекса АСБТ — понадобились серьезные усилия. Главным барьером стала косность мышления. Здесь очень показателен следующий пример.

«Раньше монтаж делала отдельная бригада, потом на объект приезжали разработчики и выполняли пусконаладочные работы,— вспоминает Юрий Давыдов.— Получается, были двойные затраты на командировки. Мы посмотрели квалификацию наших монтажников. Оказалось, что многие из них имеют высшее инженерное образование. Встал вопрос: почему они не могут сделать пусконаладку? Нам сказали: «Да вы что! Этого никогда не будет. Они привыкли только вешать, паять и т.д.»

Пээсэрщики решили задействовать учебный центр «Элерона». Собрали монтажников, провели обучение, организовали экзамены. «Сейчас всем кажется естественным, что монтажники делают и наладку. Мои разработчики уже на объекты не едут, времени не теряют. Разве только в исключительных случаях — если где-то новый образец или что-то заглючило. На этом мы получили огромную экономию: затраты на пусконаладку одного комплекса сократили в два раза»,— подчеркивает Юрий Давыдов.

Впрочем, нововведение приняли не все. Двое монтажников отказались заниматься пуско-наладкой и уволились. Зато другие воспряли духом: новые задачи позволили им повысить квалификацию, оказалось востребованным их инженерное образование. Кроме того, вырос заработок — на 10-30%, в зависимости от роли.

Пожалуй, самым тяжелым блоком ПСР-проекта стало совершенствование процесса проверки оборудования. Раньше проверкой занимались сами производственные участки. «Мы давно понимали, что из-за разрозненности мы тут много теряем. И предложили собрать в одном месте тех, кто тестирует оборудование. Нам все время отвечали: «Нет, это все разные подразделения, мы никогда универсальных специалистов не найдем». Наше предложение на производствах воспринимали очень болезненно. Мы, когда заполняли карту ПСР-проекта, думали, что, наверное, не осилим это дело»,— признается Юрий Давыдов. Но вода камень точит. Осилили. Создали на «Элероне» участок тестировщиков-универсалов. Трудоемкость проверки была снижена в 2,4 раза.

Экономический эффект от внедрения улучшений составил 2,846 млн рублей на один среднестатистический комплект оборудования стоимостью порядка 10 млн рублей. Ежегодно НТЦ «Транссвязбезопасность» изготавливает и поставляет десятки таких комплектов.

ТЕКСТ: Константин Кобяков