Рубикон МИШИНА

Ю. ДАВЫДОВ,
первый заместитель генерального директора федерального Центра науки и высоких технологий «ФГУП Специальное научно-производственное объединение «Элерон», кандидат технических наук

Разработка и промышленное производство отечественной электронной охранной техники, само становление национальной индустрии безопасности, пятидесятилетие которой исполняется в марте этого года, неразрывно связаны с именем доктора технических наук, дважды лауреата Государственной премии СССР, генерал-майора Е.Т. Мишина, с 1976 по 1998 гг. начальника Специального технического управления легендарного Средмаша, основателя нового научно-технического направления по созданию технических средств охраны.

В жизни каждого человека наступает момент, когда хочется оглянуться назад и хотя бы мысленно увидеть то, что было самым дорогим и памятным в жизни, наполняло ее смыслом, значимым не только для себя, но и для окружающих.

Вся моя трудовая биография связана с индустрией безопасности, «Элероном», которому 13 марта исполняется пятьдесят лет. Значимость даты связана прежде всего с созданием его предшественницы, лаборатории № 36, знаменующей рождение нового направления научно-производственной деятельности - «Технические средства охраны».

Анализируя полувековой путь развития этого направления в атомной отрасли с позиций сегодняшнего дня, приходишь к выводу: сделанное под силу людям, масштаб личности которых сопоставим с масштабностью решаемых задач. Именно из таких людей формировал коллектив Специального технического управления, а годы спустя, и «Элерона», его начальник и лидер, Евгений Трофимович Мишин.

Инициировав образование 13 марта 1963 г. спецлаборатории №36, Мишин последовательно развил это небольшое научно-исследовательское подразделение до масштабов подотрасли. Общепризнанным лидером ее стало Специальное научно-производственное объединение «Элерон» - уникальное, не имеющее аналогов в стране и мире предприятие замкнутого цикла, включающее разработку, производство современных систем безопасности и оборудование ими особо важных государственных объектов.

История не любит вопросов в сослагательном наклонении. И, думается, потому, что в большинстве своем они - риторические.

Кому не ясно, что бы было с направлением ТСО, если бы с первых дней его не возглавил Мишин?

Задачу по созданию технических средств охраны руководство страны поручало и другим, более «профильным», чем Средмаш министерствам - Минрадиопрому, Минпромсвязи, Минприбору. В ЦК и Совмине зрело понимание необходимости внедрения техники в охрану режимных объектов, а профильные ведомства с проблемой не справлялись. С улыбкой ли, серьезно, в любом случае резонно утверждать: рас¬полагая всем необходимым для выполнения задачи, они не имели главного - у них не было такого Мишина.

Кстати: в Средмаш Евгений Трофимович попал волей случая.

Истинным желанием офицера-фронтовика было поступление в Академию Генерального штаба. Но с желанием подчиненных тогда не очень считались и, отчаянно махнув рукой, Мишин перешел свой военный рубикон - навстречу делу, которому посвятил всю оставшуюся жизнь. Глядя на ее итоги, нужно бы сказать огромное спасибо тем государственным и военным руководителям, которые приняли решение об откомандировании из войск Евгения Трофимовича в Министерство среднего машиностроения. Именно здесь раскрылся его яркий талант, в котором органично сочетались воля и твердость военного с аналитической проницательностью инженера и ученого, организатора повседневной производственной деятельности целой подотрасли.

Сегодня многим работающим на «Элероне» кажется, что все, что мы имеем в настоящее время - современный комплекс зданий, устоявшаяся тематика в Росатоме, государственные заказы и т.д. - были всегда. Конечно, обратное представить себе весьма трудно. Но факт заключается в том, что Мишин начинал с нуля.

Яркая особенность Е.Т. Мишина - умение находить понимание у людей, с кем он решал вопросы - от высшего руководства страны, видных ученых и военачальников до рядовых инженеров и рабочих. При выполнении ответственных государственных задач Евгению Трофимовичу неоднократно приходилось докладывать Председателю Совета министров СССР А.Н. Косыгину, Председателю КГБ СССР Ю.В. Андропову, Председателю военно-промышленной комиссии СМ СССР Л.В. Смирнову, заведующему отделом ЦК КПСС И.Д. Сербину. Предлагаемые Евгением Трофимовичем решения практически всегда находили понимание и поддерживались.

Во многом благодаря этому уже в первые годы новое направление материализовалось крупными, союзного уровня, достижениями. Техническими средствами охраны были оборудованы предприятия Атоммаша, объекты РВСН, КГБ СССР. Уникальные системы без¬опасности появились в Алмазном фонде, Оружейной палате, в Пушкинском музее изобразительных искусств, мавзолее В.И. Ленина, музеях Московского Кремля. В 1975 г. было выполнено правительственное задание по обеспечению безопасности временной экспозиции в Пушкинском музее - картины Леонардо Да Винчи «Мона Лиза».

В 1976 г. специальное Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР дало старт грандиозной работе по созданию в Министерстве среднего машиностроения научно-технической и производственной базы для оснащения сигнализационными средствами сухопутного периметра Государственной границы СССР. Организаторская сторона дела, контакты с руководством и специалистами Пограничных войск были возложены на Специальное техническое управление 2-го Главного управления.

В короткие сроки СТУ предстояло наладить разработку и производство принципиально новых, работающих в разнообразных климатических условиях образцов аппаратуры, взять под контроль строительство дополнительных цехов на заводах атомной отрасли, организовать авторский надзор, проектирование, монтаж и наладку сигнализационных комплексов на самой границе.

Решая обострившуюся кадровую проблему, Евгений Трофимович пригласил на работу в Управление молодых, до 30 лет ребят, которых и специалистами-то назвать было трудно. Тут же встали на дыбы кадровики: быстрой отдачи от новичков не жди, а значит на остальных ляжет дополнительная нагрузка: с кого спрос? Вопреки опасениям, Евгению Трофимовичу удалось сразу же включить молодежь в работу - за счет интереса, который он умело поддерживал, примера, который подавал, спроса, который предъявлял, без всяких скидок и поблажек.

Развертывание полномасштабных работ на Государственной границе требовало от СТУ, подразделения режимного главка, стать чуть ли ни производственным управлением, что само по себе было беспрецедентно. Малоопытной в производственных делах структуре в качестве куратора пришлось подключить к выполнению правительственного задания промышленные главки министерства, у которых, естественно, были свои задачи. Директора предприятий сопротивлялись как могли, но, сломленные напором и дипломатией Мишина, покорно впрягались в непрофильную, но важную для безопасности страны работу.

Когда начался монтаж сигнализационных систем на первых трех заставах - двух в Казахстане и одной на Дальнем Востоке - потребовались 30 тонн металла на ворота, калитки, решетки. Конечно, заранее, как это положено, металл не был заказан - решение по этим заставам вышло лишь в середине года. Мне пришлось идти к начальнику Главного управления по снабжению с заявкой.

Тот вначале не мог понять, зачем режимному главку нужно столько проката. Я в цветах и красках рассказал, чем СТУ занимается на границе, показал имевшиеся у меня фотографии... Вопрос с металлом был решен в считанные минуты. С долей ностальгии признаю: в те годы понимание государственной необходимости было куда острее и глубже.

Отработав технологию оборудования на заставском участке, СТУ получило задание оснастить тысячу километров границы. В течение года! Поначалу цифра ошеломила, но «глаза боятся, а руки делают». День и ночь рядом с монтажниками находился Евгений Трофимович. Вот где пригодился его фронтовой опыт, командирская настойчивость. Он ни на минуту не допускал, что сроки могут быть завалены и своей уверенностью, нацеленностью на успех заражал сотрудников.

В дальнейшем мы оборудовали и более 1000 км в год. Всего же силами пограничников, специалистов СТУ и курируемых им предприятий атомной отрасли было оборудовано более 14 000 км Государственной границы СССР.

Столь крупномасштабные работы на границе выполнялись впервые и, понятно, были сопряжены со множеством трудностей.

Сроки заданий порой выглядели нереальными, и, чтобы уложиться в них, приходилось работать сразу по нескольким направлениям: шла доводка новой аппаратуры, и задания на серию тут же, до завершения проектных работ, передавались на заводы. Это был риск. но Евгений Трофимович осознан¬но шел на него. При этом он брал ответственность только на себя, не «подставляя» заводы, которые, в свою очередь, многое делали, чтобы мы уложились в график. В то время на дальневосточном участке так и говорили: работы на границе - второй БАМ, только пограничный.

Сочетание глубоких военных, научно-технических и производственных знаний, помноженное на умение общаться с людьми, убеждать и вдохновлять их, позволяло Е.Т. Мишину успешно решать задачи по оборудованию не только государственной границы, но и других важнейших государственных объектов. А их к исходу его директорства на «Элероне» (2004 г.) только в статусе «особо важных» перевалило за двенадцать тысяч.

Вот уже более пятнадцати лет успешно развивается российско-американское сотрудничество в области физической защиты, учета и контроля ядерных материалов. А началось оно в трудные 90-е годы, когда не всегда хватало средств на зарплату, не говоря уже о поддержании систем физзащиты объектов в требуемом состоянии.

Первоначально американская сторона видела свою помощь в виде поставок зарубежной аппаратуры, которой предлагалось оборудовать ядерно-опасные объекты, а также услуг американских специалистов в ходе выполнения проектных и монтажно-наладочных работ. Участвующий в переговорах Е.Т. Мишин категорически возражал, с цифрами в руках доказывая, что на «Элероне» выпускается полная номенклатура технических комплексов и средств, что от американской стороны требуется лишь финансовая помощь. В таком же виде позиция Евгения Трофимовича прозвучала и на встрече с делегацией Сандийских Национальных лабораторий (США) в 1994 г. Компромиссным вариантом стала договоренность о сравнительных испытаниях российских технических комплексов на полигоне СНЛ в США, а американской техники - на «Элероне». Чтобы проверить работоспособность оборудования в различных сезонных условиях, испытания проводились в течение года. Эксперименты показали высокую надежность оборудования «Элерона» и запредельную ненадежность зарубежной техники в российских климатических условиях. Евгений Трофимович радовался, как ребенок, называл свою победу «достойным ответом Чемберлена». И генерал имел на эту радость основание: все дальнейшие работы по оборудованию объектов Минатома проводились с максимальным использованием российской техники. Кто-то усмотрит в этом финансовую выгоду, лично я - бальзам на душу профессионального средмашевского режимщика.

В 1995 г. Е.Т. Мишин с группой специалистов (Н.Н. Шемигон, Е.М. Брюнина, Ю.Л. Давыдов и Т.А. Петренко) в очередной раз приглашается в Сандийские Национальные лаборатории. Уже в конце встречи встал вопрос о безопасности перевозок ядерных материалов. Евгений Трофимович уверенно заявил, что «Элерон» готов серьезно занять¬ся этой проблемой. Так получил старт важный проект по созданию и внедрению автоматизированной системы безопасности транспортировки.

С первых дней работ по новому проекту Е.Т. Мишин активно помогал в координации усилий разработчиков - в работу были вовлечены многие ведущие предприятия атомной отрасли, перевозчики ядерного материала, внутренние войска МВД России.

В 2003 г. в Сарове прошли комплексные учения по отработке тактики перевозки ядерных материалов железнодорожным и автомобильным транспортом. Евгений Трофимович руководил подготовкой к этим учениям и их проведением. В настоящее время практически все транспортные средства в стране, перевозящие высокообогащенные ядерные материалы, оборудованы автоматизированной системой безопасной транспортировки (АСБТ), на маршрутах движения транс¬порта развернута сеть диспетчерских пунктов, в отрасли создана система долговременного обеспечения работоспособности АСБТ, организована система реагирования на чрезвычайные ситуации при перевозках. Можно не без гордости констатировать: Росатом - единственная компания, решившая вопрос с безопасностью транспортирования ядерных материалов на мировом уровне.

В преддверии 50-летнего юбилея научно-технического направления «Технические средства охраны» и дня рождения ФГУП «СНПО «Элерон» многие мои сослуживцы и коллеги так же, как и я, вспомнят прожитое и пережитое в СТУ и на «Элероне». В одних воспоминаниях, как водится, будет преобладать СТУ, в других «Элерон», грусть помножится на радость, последняя - на гордость. Пусть не громкую, но искреннюю. И где-то рядом с ней и у тех, и у других - я уверен в этом - всплывет образ талантливого государственного человека - генерал-майора Евгения Трофимовича Мишина. Обязательно!

Здоровья ему и благополучия!

Записал Виктор Ткаченко